«Оплата сетевого резерва чревата тяжёлыми последствиями для экономики»

29.08.2020

Проект стратегии развития электросетевого комплекса РФ до 2035 года, представленный Минэнерго России в общественный совет ведомства на минувшей неделе, подвергся критике со стороны экспертного сообщества. Среди одной из наиболее спорных идей - уже давно обсуждаемая инициатива об оплате резервируемой максимальной мощности электросетей, включая дополнительные платежи потребителей за собственные электростанции. В Ассоциации «Сообщество потребителей энергии» оценили последствия этой инициативы. Результатами этой оценки с BigpowerNews поделился начальник департамента развития розничного рынка и сетей ассоциации Валерий Жихарев.


МОСКВА, 28 августа — Обязательства предприятий и организаций перед сетевыми организациями, в случае утверждения проекта постановления правительства об оплате за резервируемую максимальную мощность, могут возрасти на сумму до 342 миллиардов рублей в год. При расчёте этой суммы использованы заявленные ПАО «Россети» объёмы так называемого неиспользуемого «резерва» и средние тарифные ставки на содержание сетевой мощности. Для сравнения, эта сумма почти в 1,5 раза больше, чем расходы федерального бюджета на ЖКХ страны и сопоставима с годовым бюджетом крупного российского региона, такого, как, например, Краснодарский край.

Если даже допустить, что такой масштабный сетевой «резерв» мощности в стране существует — хотя мы на цифрах доказали регулятору, что это не так — сократить эти навязываемые платежи, отказавшись от якобы «лишней» мощности, получится далеко не у всех предприятий и организаций. А это чревато тяжёлыми последствиями для экономики.

В первую очередь пострадают предприятия, имеющие собственную генерацию. Дополнительный платёж сетям для них предусмотрен вне зависимости от наличия или отсутствия сетевого «резерва», то есть является своеобразным неизбежным штрафом за свою генерацию в размере примерно 20% от отпускаемой для собственных нужд электроэнергии. Учитывая, что электроэнергия производится и потребляется непосредственно на предприятиях без использования общей сети, платёж сетям за не оказываемую услугу неправомерен и повлечет целый ряд негативных последствий.

Установленная мощность собственных электростанций промышленных предприятий, по нашим подсчётам, составляет сейчас более 11 ГВт. Эти объекты функционируют, как правило, с использованием вторичных энергоресурсов и отходов производства. В чёрной металлургии для производства электроэнергии утилизируются доменный и конвертерный газы, в нефтедобыче и нефтехимпереработке – нефтяной (попутный) газ, нефтяной кокс, газ пиролиза, дегидрирования и других нефтехимических процессов, являющихся побочными продуктами переработки нефтехимического производства, в целлюлозно-бумажном производстве –  кородревесные отходы, сульфат щелока и другие побочные продукты. Дополнительный платеж для таких предприятий в пользу сетевых организаций в случае введения оплаты «резерва» составит около 13 – 14 млрд рублей в год и может сделать убыточными эти важные проекты, повышающие энергоэффективность промышленного производства и снижающие вредные выбросы, что не согласуется с государственной политикой в области повышения энергоэффективности и охраны окружающей среды.

Ряд предприятий с собственными электростанциями являются основой экономики моногородов. Установленная мощность блок-станций предприятий, расположенных в моногородах, составляет около 2,8 ГВт. Годовой платёж этих предприятий, в случае принятия проекта оплаты «резерва», значительно увеличится.

Например, введение оплаты сетевого «резерва» приведет к дополнительному росту затрат группы компаний ЕВРАЗ на сумму до 3−4 млрд рублей в год. Такой рост может сделать экономически нецелесообразным содержание ТЭЦ ЕВРАЗ, создает угрозу надежности теплоснабжения потребителей региона, включая население, повлечет риски сокращения рабочих мест, снизит возможности по финансированию социальных программ и потребует дополнительных бюджетных расходов на ликвидацию негативных социальных последствий, в том числе решения вопроса региональными органами исполнительной власти по альтернативному теплоснабжению населения.

Для трёх предприятий РУСАЛ, владеющих блок-станциями (Богословский и Уральский алюминиевые заводы, а также Ачинский глинозёмный комбинат), прирост платежа в отношении них за услуги по передаче электроэнергии к 2025 году относительно текущих условий составит 3,297 млрд рублей.

Увеличение платежа за услуги по передаче электрической энергии за собственную ТЭЦ АО «Уральская сталь» (утилизационная ТЭЦ группы Металлоинвест, работающая на доменных и коксовых газах, являющаяся единственным источником тепловой энергии для коммунально-бытовых нужд города Новотроицка в Оренбургской области) к 2025 году составит до 100% текущих платежей за услуги по передаче электроэнергии, что приведет к дополнительному росту тарифа на тепловую энергию для города.

Введение оплаты сетевого «резерва» ухудшит экономические показатели проекта НЛМК по строительству утилизационной ТЭЦ-2, относящегося к лучшим мировым практикам, позволяющего эффективно использовать вторичные металлургические газы и снижающего воздействие на окружающую среду (снижение выбросов СО – 3 тыс. тонн в год, парниковых газов – 640 тыс. тонн в год). Проект способствует достижению национальных целей и стратегических задач, в том числе в области экологии и увеличения темпов роста экономики, увеличивает инвестиции в основной капитал.

Установленная мощность электростанций нефтегазовых компаний составляет более 1 ГВт. Собственные блок-станции строились для оптимизации расходов и выполнения нормативных требований по утилизации попутного нефтяного газа и продуктов переработки. Потери нефтяных компаний, в случае введения оплаты максимальной резервируемой мощности, могут составить порядка 3 млрд рублей в год. В итоге сократятся бюджетные отчисления и появится никому не нужное дополнительное давление на рост цены топлива на внутреннем рынке.

Использование электростанций в нефтегазохимической промышленности и в аграрном секторе (сахарные заводы, тепличные хозяйства, крупные агрохолдинги) связано с потребностью в тепловой энергии. Когенерация в этих случаях максимально эффективна. Введение оплаты «резерва» уничтожает эту синергию, обесценивает инвестиции энергоемких предприятий, ухудшает конкурентоспособность продукции отечественной химической промышленности и сельскохозяйственного производства.

Ещё одна категория потребителей, которые в силу технологических причин пострадают от введения оплаты «резерва», поскольку не смогут избежать этих дополнительных платежей – предприятия первой особой категории надёжности электроснабжения, имеющих два независимых источника питания. Наличие резервного источника питания (линии) является обязательной нормой для промышленных производств, перебои в электроснабжении которых могут привести к негативным последствиям для окружающей среды, значительному материальному ущербу, взрывам, пожарам, угрозе жизни и здоровью людей. К числу таких предприятий относятся, например, нефтеперерабатывающие заводы, предприятия нефте- и газохимии, предприятия по производству удобрений.

И, наконец, самое главное — отказ от уже оплаченной и давно окупившейся присоединённой мощности не позволит существенно сократить затраты одних потребителей и не приведёт к снижению тарифов для других.

Проект по оплате сетевого «резерва» не предусматривает демонтаж и перенос неиспользуемого оборудования в отсутствие спроса. Следовательно, все расходы на сетевое имущество останутся в тарифах и потребители продолжат его содержать за свой счёт, даже если уже от него отказались.

Учёт дополнительного дохода сетей от оплаты «резерва» при тарифном регулировании произойдёт в расчётном периоде, идущем после следующего периода регулирования, то есть через 2 года после оплаты, и за этот период будет полностью поглощён сетями в связи с необходимостью компенсировать накопленную недополученную выручку прошлых лет, которая, по самым скромным подсчетам, составляет более 200 миллиардов рублей. То есть перераспределения тарифной нагрузки между потребителями не произойдёт.

Никаких гарантий снижения тарифов в нормативной базе нет и проектом об оплате «резерва» они не предусматриваются. Поскольку платёж за сетевой «резерв» фактически является доплатой к тарифам, в расчёт предельных уровней тарифного роста он не входит, поэтому на бумаге сетевые тарифы будут индексироваться по формуле «инфляция минус», а на деле могут оказаться кратно выше без всякой возможности для снижения.

Так называемый «резерв» сетевой мощности одних потребителей не является ограничением для подключения других. Действующие правила позволяют подключать потребителей на свободную мощность питающих центров, исходя из сложившей фактической загрузки, без оглядки на чьи-то мифические «резервы».

Таким образом, достаточно очевидно, что единственным выгодоприобретателем проекта по оплате сетевого «резерва» является электросетевая монополия, которая стремится улучшить своё финансовое положение за счёт других отраслей.


Источник: www.bigpowernews.ru


← Назад к списку новостей